Пыльца под микроскопом

Пыльцевые зерна – чудо микроинженерии. Их форма соответствует способу распространения. Если они летят по воздуху, как у сосны или пихты, поверхность у них сухая и гладкая. Зерна, переносимые животными, крупнее, они клейкие или шершавые, чтобы легче было зацепиться за опылителя. Особый вариант – пыльца орхидей, зерна которой переносятся «пакетом» – в виде липкой массы, называемой поллинием. Она прочно пристает к разным частям тела насекомых и даже к клювам колибри.

Хотя пыльцевые зерна крошечные, они удивительно прочные. Их наружная оболочка состоит из спорополленина, высокомолекулярного вещества со сложной микроструктурой, устойчивого к теплу, холоду и даже к сильным кислотам. В результате пыльца отлично сохраняется в осадочных породах. У каждого вида ее форма индивидуальна: по «пыльцевому спектру» отложений нетрудно судить, какая растительность была в данном месте тысячи лет назад.

В природе нет ничего лишнего, все очень гармонично и закономерно (скептики, надеюсь, не будут вспоминать про рудименты и прочие исключения из правил). Как мы видим, даже пыльца растений, кроме того, что она просто восхитительна на фотографиях, имеет идеальный размер, форму, вес, состав и все это для того, чтоб обеспечить размножение, распространение растений с минимальными затратами энергии.

Зачем им ложные глаза?

Бабочки, эти прелестные создания красоты неописуемой… Как же им, наверное, трудно выживать в дикой природе, ведь они такие красивые, яркие, нежные, хрупкие, с большими крыльями, они сразу же привлекают наше внимание (имеются ввиду, в основном, дневные бабочки).

Но, как мы уже знаем, в природе нет ничего случайного и лишнего. Это значит, что и у таких безобидных существ есть свои секреты, которые спасают их от незваных гостей. Одним из таких секретов и являются их огромные «глаза»! Как же действует этот интересный механизм?

Внезапно вспыхивающая пара огромных «глаз» на крыльях бабочки может отпугнуть птицу, которая решит, что приняла за легкую добычу кого-то другого, гораздо более крупного и опасного. Цветные пятна, изображающие глаза, встречаются на крыльях многих насекомых. Иногда это просто темные кружочки, но бывают и сложные рисунки из разноцветных концентрических колец, имитирующих радужку и зрачок. Самые «реалистичные» пятна, например, у бабочки-совы включают даже белые штрихи на темном фоне – искусственные блики, какие бывают на влажной роговице. У павлиноглазок этот узор особенно красив и правдоподобен: широкий бликующий зрачок в окружении почти концентрических оранжевого, розового и темно-коричневого колец.

Чем дальше друг от друга глазные пятна, тем лучше: создается впечатление большой глазастой головы, наверное, с огромной пастью. Если насекомое к тому же хорошо замаскировано, в его пользу эффект неожиданности: резко открывая участки крыльев с «глазами», когда хищник совсем близко, потенциальная жертва обескураживает его и спасается.

Воздушный мешок

Мы с Вами знаем, что многие пауки обитают около воды, но только серебрянка живет, охотится и размножается под водой. Подобно аквалангисту, этот паук использует воздух, запасаемый в подводном колоколе.

Самка серебрянки плетет под водой между растениями ловчую сеть из паутины. Поднимаясь к поверхности, она захватывает мохнатым брюшком воздух, а потом стряхивает его задними ногами под этой сетью, которая выгибается куполом. После шести таких путешествий она запасает достаточно воздуха.

Теперь можно сидеть внутри, карауля добычу. Летом она откладывает в воздушном колоколе яйца.

Животный мир очень рациональный, если можно так выразиться. В нем нет свободных ресурсов, потому что все пространство, каждая ниша обязательно кем-то, да занимается. Это мы можем ярко пронаблюдать на примере паука-серебрянки, которому стало мало луга, поля, какой-нибудь норки или паутины на дереве, траве, ну, в крайнем случае, уже и человеческого жилища. Ему стало мало берегов водоемов, и поэтому он пошел дальше, а именно спустился под воду, таким образом, еще и обойдя конкуренцию со стороны своих собратьев.

О, этот удивительный окружающий нас мир, сколько в тебе еще непознанного!