Беглец

Израненной рукой схватившись за карниз,
Над темной пропастью я трепетно повис.
Бесстрастно в вышине печалилась луна,
Стонала вдалеке беспечная волна,
И с этим ропотом сливалось, в отдаленья,
Гитары ласковой унылое моленье.
Я посмотрел вокруг. Высокая луна
В прозрачной синеве бледна и холодна.
Окно с решеткою, окно моей тюрьмы.
А там… безмолвный мрак и камни в бездне тьмы!
И вспомнил я любовь… твое непостоянство…
И пальцы разошлись, — я кинулся в пространство!
25 декабря 1894

Баллада

На склоне лет, когда в огне
Уже горит закат кровавый,
Вновь предо мной, как в тихом сне,
Проходят детские забавы.
Но чужды давние отравы
Душе, вкусившей темноты.
Лишь вы, как прежде, величавы,
Любви заветные мечты!
Я помню: в ранней тишине
Я славил жгучий полдень Явы,
Сон пышных лилий на волне,
Стволы, к которым льнут удавы,
Глазам неведомые травы,
Нам неизвестные цветы…
Всё смыли, как потоком лавы,
Любви заветные мечты!
Я помню: веря злой весне,
Ловил я зыбкий призрак славы;
Казалось так желанно мне —
Грань преступать, ломать уставы.
Но понял я: все цепи — ржавы,
Во всем — обманы суеты:
И вы одни в сем мире правы,
Любви заветные мечты!
Сын Венеры, Амор лукавый,
Храни меня отныне ты,
Встают, как из-за леса главы,
Любви заветные мечты.

Артуру

Артуру ехать в далекий путь!
Вот громко трубят трубы!
Джиневру целует он нежно в грудь,
Целует и в лоб и в губы!
«Прощай, Джиневра, моя жена.
Не долог разлуки год!»
Она — в слезах, в слезах она,
Смотрит смеясь Ланцелот!
Вот едет Артур через ясный луг,
И слышны близко трубы,
Но страстно Джиневра и милый друг,
Целуясь, сблизили губы.
«Тебе служил я, любил тебя
И ждал за годом год.
Теперь блаженство узнаю я!»
Смотрит смеясь Ланцелот.
Артуру ехать в обратный путь,
Поют в его славу трубы!
Он девушек в замках целует в грудь,
Целует и в алые губы.
С Артуром нежно вдвоем жена:
«Я верен тебе был весь год!»
«А мужу я была верна!»
Смотрит смеясь Ланцелот.

Астарта

Небесная девственница,
Богиня Астарта,
В торжестве невинности ты стоишь предо мной.
Длинная лестница,
Освещенная ярко,
А за дверью во храме смутный сумрак ночной.
Я знаю, божественная, —
Ты отблеск Ашеры,
Богини похоти и страстных ночей.
Теперь ты девственна!
Насладившись без меры,
Ты сияешь в венце непорочных лучей.
Утомленная условностями,
Вчера, о Астарта,
Прокляла я с восторгом твой возвышенный зов.
Я искала греховности,
Ласк леопарда,
Бессилья и дрожи бесконечных часов.
Но сегодня, о девственница,
Тебе, не Ашере,
Приношу на алтарь и мечты и цветы.
Освещенная лестница,
И за сумраком двери
Возвращенье к невинности… да! я — как ты.
I
Ей было имя Аганат. Она
Прекрасней всех в Сидоне. В темном взоре
Сверканье звезд ночных, а грудь бледна.
В дни юности она познала горе:
Ее жених, к сидонским берегам
Не возвратись, погиб безвестно в море.
И, девственность принесши в дар богам,
Она с тех пор жила как жрица страсти,
А плату за любовь несла во храм.
Чуть подымались в дали синей снасти,
Она спешила на берег, ждала,
Встречала моряков игрой запястий,
И, обольщенного, к себе вела,
В свой тесный дом, на башенку похожий,
Где в нижней комнате царила мгла
И возвышалось каменное ложе.
Никто не забывал ее ночей!
Из всех гетер платили ей дороже, —
Но каждый день входили гости к ней.
И от объятий в вихре наслажденья,
От тел, сплетенных, словно пара змей,
Означилось на камне углубленье.
II
Когда бы маг, искусный в звездочтеньи,
Составил летопись судеб твоих,
Ее прочел бы он в недоуменьи.
Так! — не погиб в скитаньях твой жених:
В стране далекой он томился пленным,
За годом годы, как за мигом миг.
Он жил рабом, отверженцем презренным,
Снося обиды, отирая кровь,
Но в сердце он остался неизменным:
К тебе хранил он прежнюю любовь,
Живя все годы умиленной верой,
Святой надеждой: все вернется вновь!
И, не забыт владычицей Ашерой,
Он наконец покинул горький плен,
Бежал, был принят греческой триерой
И счастливо добрался в Карфаген.
Отсюда путь на родину свободный!
И он плывет, и ждет сидонских стен,
Как алчет пищи много дней голодный,
И молится: «Пусть это все не сон!»
Но только берег встал над гладью водной,
Едва раздался с мачты крик: «Сидон!» —
Иное что-то вдруг открылось думам,
Своей мечты безумье понял он
И замер весь в предчувствии угрюмом.
III
И жизнь и шум на пристани Сидона
В веселый час прихода кораблей:
И весел мерный плеск в воде зеленой,
Канатов скрип, и окрики людей,
И общий говор смешанных наречий…
Но горе тем, кто не нашел друзей,
Кто был обманут вожделенной встречей!
Для тех гетеры собрались сюда,
Прельщают взглядом, обнажили плечи.
Как жаждал он хоть бледного следа
Былого! — Тщетно! Что воспоминанья
Нетленно проносили сквозь года,
Исчезло все. Сменились очертанья
Залива; пристань разрослась с тех пор,
Столпились вкруг неведомые зданья.
Нигде былого не встречает взор…
Лишь моря шум твердит родные звуки,
Да есть родное в высях дальних гор.
«Пятнадцать лет! пятнадцать лет разлуки!
Искать друзей иль убежать назад?»
Но вдруг до плеч его коснулись руки.
Он смотрит: золото, браслетов ряд,
И жгучий взор под бровью слишком черной.
«Моряк, пойдем! на нынче ты мой брат!»
И за гетерой он идет покорный.
IV
Не начато вино в больших амфорах,
Он с ней не рядом (то недобрый знак),
И мало радости в упорных взорах.
Глядит он молча за окно, во мрак;
Ее вопросы гаснут без ответа;
Он страшен ей, задумчивый моряк.
Но сознает она всю власть обета.
Рукой привычной скинут плащ. Спеши!
Она зовет тебя полураздетой.
Но он, — томим до глубины души, —
Садится к ней на каменное ложе,
И вот они беседуют в тиши.
«Зачем меня ты позвала?» — «Прохожий,
Ты так хорош». — «Ты здешняя?» — «О да!»
«Что делала ты прежде?» — «Да все то же».
«Нет, прежде! Ты была ведь молода,
Быть может, ты любила…» — «Я не сказки
Рассказывать звала тебя сюда!»
И вдруг, вскочив, она спешит к развязке,
Зовет его. Но, потупляя взгляд,
Не внемлет он соблазнам слов и ласке.
Потом, глухим предчувствием объят,
Еще вопрос он задает подруге:
«А как зовут тебя?» — «Я — Аганат!»
И вздрогнул он и прянул прочь в испуге.
V
О, велика богиня всех богинь,
Астарта светлая! ты царствуешь всевластно
Над морем, над землей, над сном пустынь.
Ты видишь все, все пред бессмертной ясно;
Твое желанье — всем мирам завет;
Дрожат и боги — пред тобой, прекрасной!
Когда свершилась эта встреча, свет
Твоей звезды затмился на мгновенье…
Но благости твоей предела нет.
Решила ты, — исполнено решенье.
И в тот же миг рассеялись года,
Как смутный сон исчезли поколенья,
Восстали вновь из праха города,
Вернулись к солнцу спавшие в могиле,
Все стало вновь как прежде, как тогда.
Все о недавнем, как о сне, забыли.
Был вечер. Аганат и с ней жених
Опять в лесу за городом бродили.
И длинный спор, как прежде, шел у них:
До свадьбы он хотел пуститься в море,
Искать богатства в городах чужих.
А ей была разлука эта — горе.
«Не уезжай! на что богатство нам!»
И, этот раз, он уступил ей в споре.
И в день, когда, отдавшись парусам,
Его корабль ушел по глади синей,
Они торжественно пошли во храм —
Свои обеты повторить богине.
19 декабря 1897 — 4 октября 1898

Армянская песня

Я в жизни вздоха не издам, доколе джан ты для меня!
Наполненный живой водой златой пинджан ты для меня!
Я сяду, ты мне бросишь тень, в пустыне — стан ты для меня!
Узнав мой грех, меня убей: султан и хан ты для меня!
Ты вся — чинарный кипарис; твое лицо — пранги-атлас;
Язык твой — сахар, мед — уста, а зубы — жемчуг и алмаз;
Твой взор — эмалевый сосуд, где жемчуг, изумруд, топаз.
Ты — бриллиант! бесценный лал индийских стран ты для меня!
Как мне печаль перенести? иль сердце стало как утес?
Ах! я рассудок потерял! в кровь обратились токи слез!
Ты — новый сад, и в том саду, за тыном из роскошных роз
Позволь мне над тобой порхать: краса полян ты для меня!
Любовью опьянен, не сплю, но сердце спит, тобой полно:
Всем миром пусть пресыщен мир, но алчет лишь тебя оно!
С чем, милая, сравню тебя? — Все, все исчерпано давно.
Конь-Раш из огненных зыбей, степная лань ты для меня!
Поговори со мной хоть миг, будь — милая Саят-Новы!
Ты блеском озаряешь мир, ты солнцу — щит средь синевы!
Ты — лилия долин, и ты — цветок багряный среди травы:
Гвоздика, роза, сусамбар и майоран ты для меня!

Как общаются слоны?

Итак, как же общаются эти удивительные животные – слоны?

Язык слонов очень богат и сложен, пока что расшифрован смысл лишь некоторых используемых ими для общения поз, звуков, запахов и прикосновений.

Рукопожатия и поцелуи

Голая кожа слонов пронизана нервными окончаниями и очень чувствительна. Поэтому прикосновения – хоботом, хвостом, подошвой, корпусом – играют важную роль в становлении и укреплении социальных связей.

Теснее всего контакт между самкой и детенышем: мать хвостом проверяет, следует ли он за ней, позволяет опираться на свое брюхо во время отдыха, ободряюще приобнимает хоботом, поглаживает гениталии, если слоненок напуган.

В общении слонов большую роль играют всевозможные прикосновения; например, они трутся друг о друга, купаясь в грязи; молодые особи толкаются, выясняя, кто сильнее.

Разговоры

Слоны издают низкочастотные инфразвуки, распространяющиеся довольно далеко и позволяющие общаться особям на расстоянии порядка километра. Известно около 30 утробных сигналов, включая приветствие при встрече, команду шагать (подаваемую матриархом), зов заблудившегося, просьбу молока, подбадривание, желание спариться (у самцов в период муста, т. е. гона). Трубит слон хоботом – по принципу духового музыкального инструмента. Звуки могут быть очень разные. Громко трубит разъяренный самец.

Нюх

Самое развитое чувство у слонов – обоняние. Хобот служит рукой и носом. Ощупывая его концом гениталии или рот другой особи, слон определяет пол, возраст, репродуктивный статус и улавливает индивидуальный аромат.

Идя по следу, слон водит хоботом над землей, как металлоискателем. Чтобы учуять дальний запах, он поднимает его и загибает вроде перископа.

Язык тела

Слоны неплохо видят вблизи и в радиусе 50 м общаются зрительными сигналами. Идентифицировано около сотни разных по смыслу положений корпуса, головы, ушей и хобота. Если слон недоволен, он опускает и вытягивает вперед голову, отводя назад сложенные уши. По тому, как одно животное стоит рядом с другим, можно понять, у кого выше социальный статус.

Насколько же все таки тонко устроен ми животных, сколько в нем всего неизведанного и еще далекого для человека. Будьте внимательны, мы живем в мире животных!

О пользе гигиены

Язык прикосновений свойственен для всех животных и он несет в себе огромнейшую общевидовую задачу. Конечно все уже догадались, что речь пойдет именно о груминге у приматов.

Значит так, груминг, т. е. чистка шерсти сородича, – важный механизм укрепления социальных связей. Приматы посвящают взаимному обыскиванию ежедневно примерно до 20% активного времени. При этом они вылавливают из шерсти насекомых и клещей, удаляют кусочки мертвой кожи и застрявший растительный материал.

Особь, которую чистят, заметно расслабляется. Возможно, легкая боль от подергивания за волоски ведет к выделению эндорфинов – внутренних анальгетиков, снимающих стресс и успокаивающих животное.

Стресс – непременный спутник конкуренции, неизбежной при жизни в группе себе подобных. Если доминантная самка ударит подчиненную, та испытает стресс и пойдет к подруге на груминг. Стресс – это не просто дискомфорт, он понижает плодовитость, так что польза от груминга не только гигиеническая, в конечном счете это повышает выживаемость.

Не зря наши любимые домашние питомцы при первой же возможности приходят к нам с Вами на груминг и, таким образом, борются со стрессом и повышают свою плодовитость.

Как можно ощутить запах языком

Змеи «вынюхивают» свою добычу языком. У них на верхнем нёбе находится пара отверстий якобсонова органа с чувствительными хеморецепторами. Высовывая раздвоенный язык, змея улавливает его влажной поверхностью летающие вокруг молекулы. Потом концы языка засовываются в отверстия якобсонова органа на нёбе, и оттуда сигналы идут в мозг, который определяет, с какой стороны поступило больше данного вещества, и на основании этого устанавливает местоположение его источника.

Этот «вкусо-нюх» у змей столь развит, что они даже в кромешной темноте точно следуют за крысой или мышью, уползают от хищника и находят полового партнера.

Рожденные прыгать

У лягушек короткий бесхвостый корпус и длинные мускулистые задние ноги. Лягушка-бык, обитающая на западе Северной Америки, прыгает на расстояние, в 9 раз превышающее длину ее тела, а более мелкая острорылая лягушка из Южной Америки – в 40 раз. Для человека эквивалентно 75 м, что почти в 10 раз больше мирового рекорда.

В покое лягушка сидит на бедрах, согнув задние ноги и опираясь на передние. Чтобы прыгнуть, она выпрямляет передние ноги, как бы нацеливаясь повыше, и начинает разгибать задние с голеностопного сустава. В момент отрыва от земли они полностью выпрямлены, а созданный этим толчок направляет тело вперед и вверх под углом 45°. В момент приземления удар принимают на себя передние ноги, действующие как амортизаторы, а потом уже «садится» остальная часть тела.

Не все бесхвостые амфибии способны прыгать. Серая европейская жаба ходит, поочередно переставляя ноги, как большинство сухопутных позвоночных.

Многоликий осьминог

Самый удивительный актер в животном мире – один из осьминогов, способный изобразить ската – хвостокола, морскую звезду, рыбу-собачку и других животных. В репертуаре этого осьминога-имитатора по меньшей мере 15 ролей. Как и прочие осьминоги, он легко изменяет окраску, но способен также изменять форму тела и поведение, что помогает скрываться от врагов или отпугивать их.

Одна из самых впечатляющих пантомим – «морская змея». При появлении хищника осьминог погружает шесть рук в воду, а двумя другими изображает волнообразно извивающуюся ленту. Имитируя камбалу, он распластывается по грунту, спрятав под себя руки, и становится светло-коричневым. Подражая манере камбалы плавать, он выталкивает из своей воронки воду и движется планирующими скачками у самого дна.

Обнаруженный исследователями в 1990-х годах у берегов Индонезии, он может «сыграть» также рыбу-крылатку, актинию, рака-богомола, рака-отшельника и других своих соседей.